Архитектура французского протектората

Размышляя о том, по каким признакам рассортировать статьи о достопримечательностях Марокко, я задумался о периоде французского протектората. Что мне покажет сортировка достопримечательностей по этому признаку?

Колониальное прошлое объединяет многие страны. И даже если я далёк от колониализма, всё равно всплывают грустные образы, навеянные литературой и преподавателями. Но поскольку сейчас я пишу об архитектуре марокканских городов, я посмотрел на протекторат с другого ракурса.

Колонизаторы строили много. В первую очередь были необходимы новые районы для размещения дополнительной администрации и увеличивающегося (поначалу за счёт европейцев) населения. Маршал Юбер Лиотэ уделял много внимания архитектурному облику городов, и подходил к этому вопросу очень щепетильно – всё разрабатывалось не менее ответственно, чем для родных городов.

Юбер Лиоте
Юбер Лиотэ — первый глава французской администрации Марокко

Можно сказать, что французы возводили для своей колонии всё с нуля, не трогая старых городских кварталов. Появление районов типа Ville Nouvelle («Новый Город») давало ещё и свой положительный политический эффект – местное население территориально отделялось от колонизаторов, европейцы и прогрессивно настроенные марокканцы получали удобные и красивые районы, тогда как в старых всё оставалось привычно незыблемым.

Построенные французами кварталы и целые города во многом выглядят так, будто европейские города украсили восточными мотивами, а затем перенесли в Африку, заменив климат и жителей. Обилие смуглых тёмноволосых жителей на фоне очевидно европейских «декораций» иногда ставит в тупик. Вот такая вышла эклектика.

До сих пор гуляет история о том, как на заре 20 века маршал Лиотэ направлялся со своей свитой во дворец. Стоял полдень, нещадно палило африканское солнце. Изнывая от жары, маршал распорядился посадить по обе стороны дороги деревья, которые давали бы тень. «Деревья вырастут ведь только через 50 лет», — заметил один из приближённых. «Именно поэтому, — прервал командующий, — работу начните сегодня же».

Маршал Лиотэ приглашал к сотрудничеству исключительно талантливых и известных архитекторов. Я хочу подчеркнуть, что в Марокко не работали начинающие архитекторы. Первым градостроителем выступил Анри Прост, к нему присоединился Альбер Лапрад, работавший под его началом. В 1927 г. на смену Просту пришёл Адриен Лафорг. Вместе с коллегами-зодчими они возводили инженерные, религиозные, административные и жилые здания.

В Марокко приглашались специалисты мирового уровня – инженеры, витражисты, художники. На зодчестве французская администрация не останавливалась: из Франции вызывали ландшафтных дизайнеров для проектирования садов и трудолюбивых садовников и агрономов для претворения их в жизнь.

В ход шли, затейливо переплетаясь, различные стили. В такой рубрике точно соберутся и неомавританский стиль, и модернизм, и модерн (ар-нуво), и неоготика, и многие другие. Вообще мне самому интересно посмотреть, какой получится эта рубрика – увидеть, что и как привнесли колониальные архитекторы в облик Марокко.

Да, колонии в любых формах – символ угнетения. Но не бывает так, что люди приносят исключительно зло. Давайте зайдём с другого угла: что же хорошего оставили колонизаторы своим колониям на примере Марокко?

Итак – анонсированная рубрика.

На бульваре
Проспект Мухаммеда V — главная артерия района Вилль Нувель в Рабате

Фото маршала Лиотэ заимствовано из Википедии.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: